В апреле 1942 г. в Кисловодск эвакуировали сотрудников 1-го Ленинградского медицинского института. В августе немецкие войска вошли в город. Вскоре появился приказ о сборе всех евреев «с целью заселения малонаселенных районов Украины», из которого Варвара Цвиленева поняла, что их собираются уничтожить. Она предложила своей коллеге Вере Львовой и ее мужу Исааку взять к себе их двоих маленьких детей – Леню и Инну.
«У меня не было никакого плана и ничтожные средства. Денег не было, конечно. Когда в два-три дня безвластия были раскрыты продовольственные склады, мне удалось притащить около пуда муки. Верочке с Исааком удалось добыть два мешка солдатских сухарей. Так началось наше существование. Какое-то количество институтских людей осталось в Кисловодске. Более энергичные принялись создавать некую видимость оставшегося мединститута. У нас оказалась хорошая защита – немец Вильгельм Адольфовия Шаак, профессор, заведующий кафедрой хирургии, которого немцы сразу же пригласили работать в свой госпиталь. Он согласился быть ректором Кисловодского мединститута, который создали специалисты, эвакуированные из Ленинграда. Благодаря Шааку мы выжили, не попав в первые эшелоны, отправлявшиеся в Германию. Заработная плата была символическая. Жили впроголодь. Я проклинала себя за полное неумение продавать и покупать. Существование наше было какое-то нереальное.
Но дети были очень хорошие. Я их не прятала, а выдавала за детей моего призванного в армию брата. А они, даже маленькая Инка, должны были уметь избегать ответов на вопросы или отвечать что надо и, конечно, не контактировать с незнакомцами. Разумеется, многие знали о них: целый месяц эшелон мединститута ехал в одном составе, затем месяца два-три детей постоянно видели с родителями в городе. Нас никто не выдал. Знало, конечно, и наше начальство. Они пришли в ужас, увидев со мной детей. Но сжалились и помогли, по возможности, жить изолировано».
Варваре Цвиленевой удалось добыть для детей фальшивые метрики (их стоимость составляла в пересчете на продукты три пуда муки). Это позволило ей сохранить жизнь детей до прихода наших войск.
После освобождения Кисловодская в январе 1943 г. Варвара Алексеевна списалась с матерью Ляли. Она была женой репрессированного профессора Военно- медицинской академии, работала врачом при детской трудовой колонии под Томском. И несколько месяцев спустя дети отправились к ней.

Варвара Алексеевна Цвиленева накануне войны работала ассистентом на кафедре общей биологии 1-го Ленинградского медицинского института. Она пережила первую блокадную зиму и в начале апреля 1942 г. вместе с другими сотрудниками института была эвакуирована в Кисловодск вместе со своей коллегой Верой Львовой, ассистенткой той же кафедры. В дороге, длившейся месяц, она познакомилась с ее мамой Ханной Мордуховной Львовой, мужем Исааком Соломоновичем Скабло, их двумя малышами – Леней и Инной и племянницей мужа 13-летней Лялей. Все они, за исключением малышей, погибли в сентябре 1942 г.

В 1950-х спасенные нашли Варвару Алексеевну.

Источник: Альтман И.А, Полторак Д.И. Праведники народов Мира. Россия. 1941 – 1945. Учебное пособие. 9-11 классы. – М.: ООО «ТИД «Русское слово – РС», 2011.

Место спасения: г. Кисловодск, Орджоникидзевского ныне Ставропольского кр.
Год присвоения звания Праведника народов мира: 1996 г.

Благодаря этому человеку были спасены: